ri_alice
Первое, к чему так или иначе возвращаешься, думая об устройстве Страны Чудес - это отсутствие в ней нормального хода времени. Нет естественной смены времён года, нет смены лет, нет ясно зафиксированного прошлого и точно просчитанного будущего - всё туманно, зыбко, вместо верстовых столбов - одни только очертания деревьев в тумане. В Страну Чудес невозможно всматриваться слишком пристально, разглядывать её от и до: лучше всего она видна, если немного сощуриться.

Если вы чуть прикроете глаза, и при этом вам повезет, тогда вы увидите большое пространство, заполненное водой серого и голубоватого оттенка. Теперь, если вы зажмуритесь, эта вода примет очертания и засветится разными красками. Если вы зажмуритесь еще сильней, то она заполыхает красным огнем. Вот как раз в ту самую секунду, прежде чем ей заполыхать, вы увидите Русалочью лагуну...

(с) Дж. Барри, "Питер Пэн"


Страна Чудес, если посмотреть на неё со стороны - это что-то вроде проекции реального мира, поверхности старого зеркала, в которой отражаются части нашей обычной реальности.
В ней нет системы образования, но Квази с Грифоном учились в школе на дне морском, нет детей и родителей - и всё же Герцогиня нянчит Младенца, нет, в конце концов, фабрик по производству краски (да и чего бы то ни было ещё) - но зато существует сама краска, которой перекрашивают розы в Красном Дворце. С такой точки зрения, мир Страны Чудес условен, как условна реальность детской игры в старом парке, в которой существует только то, что дети придумали для своих нужд сейчас и здесь.

Но вот ворота парка закрываются, садится солнце, загораются фонари - и все, кто не успел уйти по домам, остаются со сказкой один на один. Закройте глаза и откройте их снова: вы больше не смотрите на Страну Чудес снаружи, вы находитесь внутри неё. Кроличью нору не отыскать в густых зарослях маморотника и хрюквы, говорящие цветы посмеиваются, глядя на вас, а в чаще далекого леса уже выводит свою песню одинокий брандашмыг. Торопись найти тропинку, которая выведет тебя к Чайной поляне, путник - торопись и постарайся не сойти с ума, если ты был разумен, или уж, напротив, не образумиться окончательно, если ты и так был не в своём уме.
Забудьте о логике: вы попали.
В сказку.

Если верить тому сказочнику, который заявил, что бытие определяет сознание, то, безусловно, сознание любого из жителей Страны Чудес определяется тем, что уже было описано нами ранее - а именно, отсутствием нормального движения времени.
Если время условно, то и планы на жизнь, расчёты, что будет сделано сегодня и что - послезавтра, для обитателя Страны Чудес тоже не актуальны. Мы не говорим, что жители Страны Чудес вообще не думают о прошлом или не ожидают будущего - например, все они вполне ожидают наступления Бравного Дня, - но, всё-таки, по большому счёту они просто живут так, как есть, воспринимая всё, что происходит, без особого удивления.
Удивление - это маркер неожиданности, но там, где нет настоящего времени, и неожиданности тоже по-настоящему быть не может.

Скажем, любая нормальная девочка удивится, увидев говорящую мышь. Да что там - любая говорящая Мышь удивится, увидев Девочку, которая наплакала целое море слёз!
Но в системе координат Мыши (да и Девочки) нет внятно заданных рамок того, что может и что не может быть, нет ожидаемых или не ожидаемых событий - и поэтому Мышь воспринимает море слёз, как нечто само собой разумеющееся, сразу же, как только его видит.

Там, где в мире людей можно было бы воскликнуть: "Это уж нечто небывалое!", в Стране Чудес никто особенно не будет удивлён.
Мало ли что там не бывало раньше.

Ещё одно следствие специфики Страны Чудес - то, что её обитатели довольно мало склонны к самоанализу. Бытие продолжает определять как их сознание, так и самосознание, поэтому они не удивляются самим себе точно так же, как не удивляются друг другу. В Стране Чудес анекдот про говорящего крокодила не имел бы никакого успеха - по понятным причинам; да, впрочем, и сам крокодил бы никогда не задался вопросом, почему, собственно, он ходит на двух ногах, обладает развитым интеллектом, носит шляпу и откуда, в конце концов, у него гармонь.

И нам, и вам будет трудно в этом месте, потому что обычно работа над персонажем предполагает ту или иную проработку деталей его прошлого, его анализ, как личности, попытку понять, почему он вообще такой. Мы приветствуем это - так или иначе, у всех персонажей из сетки есть, что сказать о своих прошлых похождениях, - но заранее советуем вам не думать над глобальным вопросом, а почему вообще всё вышло вот так.

Вот, скажем, Шалтай-Болтай в жизни не углупится до такой степени, чтобы спрашивать себя, почему он - говорящее яйцо, и вам не посоветует.

@темы: Страна Чудес